Главная   Беременность   Роды   После родов   Развитие ребенка   Питание ребенка   Здоровье ребенка   Магазин 

Эпоха перемен
Распределение обязанностей
Поход к гинекологу
Послеродовая депрессия
Кто поможет маме?
Гимнастика вдвоем
Секс после родов
Послеродовое кровотечение
Швы после родов
Менструация после родов
Диета кормящей мамы
Установление отцовства
Алименты
Многодетная семья

УСТАНОВЛЕНИЕ ОТЦОВСТВА


Pater semper incertus

«Отец всегда под сомнением»

Латинский афоризм


Приведенный в эпиграфе афоризм с легкостью пережил саму Великую Римскую Империю. Что, в общем-то, неудивительно – учитывая очевидность истины, в данном афоризме заключенной. В отличие от матери, выносившей и родившей ребенка, как говорится, «при свидетелях», претендующий на роль отца мужчина лишь в редких случаях имеет возможность «предъявить общественности» сколько-нибудь убедительные доказательства собственного генетического вклада в организм потомка. Чаще всего такими доказательствами становятся яркие черты фенотипа ребенка – редкая «фамильная» форма носа, например. Или ушей. Или, что несравненно хуже, наследственная болезнь. Подавляющее же большинство прочих внешних и характерологических особенностей ребенка гораздо менее достоверно указывают на его биологическое родство с мужчиной-отцом. Потому что такими же особенностями вполне могут обладать и другие представители сильного пола, не имеющие надежного «алиби» на момент зачатия этого самого ребенка.

Между тем, к вопросу своего отцовства большинство мужчин относится весьма болезненно. Настолько болезненно, что иной раз даже предпочитает... не поднимать этот вопрос вовсе. Во избежание неприятных сюрпризов. Которые, между прочим, отнюдь не являются редкостью – специалисты давно уже повергли неуверенных в себе мужчин в уныние, заявив, что как минимум в 10-15% случаев экспертиза биологического родства в семье выявляет генетическое отцовство не законного супруга, а так называемого «проезжего молодца».

Кстати, весьма может статься, что как раз из-за существования у мужчин «инстинкта ревности» большинство супружеских пар утверждает, что их новорожденный ребенок «как две капли воды» похож именно на отца. Примером тому могут служить результаты соответствующего экспресс-опроса, не так давно проведенного на одном из известных медицинских Интернет-ресурсов.

Из 964 респондентов опроса о сходстве малыша с папой заявили 58% (!). В то время как о «похожести» малыша на мать сообщили всего лишь 20% опрошенных. Этот любопытный феномен психологи склонны объяснять неким подсознательным защитным механизмом, призванным «сократить дистанцию» между новорожденным ребенком и его отцом – предупредить у последнего развитие отчуждения от малыша из-за инстинктивного недоверия... к себе самому.

Однако, как показывает опыт работы судебно-медицинских экспертов, эффективно сократить эту самую дистанцию удается далеко не всем представителям сильного пола.

Среди мужчин, официально обращающихся к специалистам по поводу экспертизы родства с ребенком, немало встречается тех, у кого имеются вполне реальные основания для сомнений в собственном отцовстве.

Бывают и другие – те, кто «жаждет истины», просто будучи одержимым идеей (подчас откровенно бредовой) неверности собственной супруги. Причем доля последних среди мужчин – клиентов генетических лабораторий и судебно-медицинских бюро довольно значительна.

С женщинами, прибегающими к экспертизе родства, ситуация принципиально отличная – среди мотивов обращения к экспертам ревность стоит на самом последнем месте. Чаще всего причины иные: расчет прогноза потомства при наследственных заболеваниях в семье, например. Или чистый прагматизм – скажем, при наличии сразу нескольких мужчин, являющихся кандидатами в отцы, экспертиза родства помогает женщине правильно выбрать тактику привлечения таковых ко вполне естественной в данном случае ответственности. Кроме того, представительницы слабого пола нередко становятся инициаторами такой экспертизы лишь для того, чтобы развеять подозрения, терзающие слишком ревнивого супруга. Как бы то ни было, работы у учреждений и предприятий, занимающихся экспертизой биологического родства, сегодня более чем достаточно.

Ежегодно только в России проводятся тысячи таких исследований, не говоря уже о развитых странах, где генетическое родство гораздо теснее, чем у нас, сплетается с правовыми аспектами наследования потомками всевозможных материальных благ, нажитых предками. Конечно же, современная наука не могла оставить такой востребованный сектор спроса без достойного предложения. Сейчас для определения степени родства между людьми используются самые современные технологии – молекулярно-генетические.

Однако, прежде чем перейти к разговору о таковых, наверное, не помешало бы сказать пару слов о расхожих заблуждениях касательно признаков, подтверждающих или опровергающих отцовство, тем более что эти заблуждения по сей день бытуют «в народе».


Заблуждения

К таким заблуждениям, например, относятся смутные сомнения кареглазых мужей, чьи столь же кареглазые супруги произвели на свет сына или дочь с глазами цвета июльского неба. Сомнения, базирующиеся лишь на таком «несовпадении» цвета глаз, в данном случае малооправданны – поскольку количество кареглазых носителей «слабенького» рецессивного гена, отвечающего за голубой цвет глаз, велико как среди мужчин, так и среди женщин. Подавляющее большинство людей не догадываются об этом просто потому, что... не задумываются. Между тем, анализ родословной любого кареглазого человека почти всегда может выявить среди его бабушек, дедушек или более далеких предков голубоглазых персон, чьи гены, пройдя незамеченными через несколько поколений, в конечном итоге и «окрасили» радужную оболочку глаз внуков, правнуков. Иное дело, когда ситуация прямо противоположна – у голубоглазых родителей появляется на свет кареглазый малыш. В таком случае вопросы, возникающие у «официального» папы, гораздо более уместны – однако о каких-либо «гарантированных свидетельствах» супружеской неверности нельзя говорить и здесь. Слишком уж непросты человеческий геном и особенности его работы. Прояснить спорную ситуацию может только экспертиза, основанная на более тонких критериях, чем цвет глаз, а именно молекулярно-генетическая экспертиза.

Примерно то же можно сказать и о переживаниях по поводу «несовпадения» цвета кожи или волос у родителей и ребенка. Наследование этих признаков принципиально схоже с наследованием цвета глаз, но в несколько большей степени подвержено влиянию со стороны других генов – коих, как известно, насчитываются десятки тысяч. И потому факт рождения у супругов-брюнетов или темных шатенов «блондинистого» ребенка тем более не стоит считать веским свидетельством в пользу имевшей место измены. В тех же случаях, когда назревающий в семье конфликт остановить столь «неконкретными» доводами не получается, на помощь приходит уже упоминавшаяся молекулярно-генетическая экспертиза родства.

Еще одним типичным поводом для возникновения недоверия к супруге у мужчин является пресловутая «несовместимость» групп крови родителей и ребенка. (Почему-то именно «совместимостью» частенько называют это явление консультирующиеся у экспертов люди – хотя этот термин имеет отношение скорее к гемотрансфузиологии, чем к экспертизе отцовства.) Между тем, сам факт несовпадения групповой принадлежности крови родителей и ребенка по антигенным системам «АВ0» и «Резус» для человека, мало-мальски знакомого со школьной программой биологии, парадоксом не является. Если воскресить в памяти алгоритм решения школьных задачек по генетике (тех, где принято рисовать так называемые «решетки Пеннета»),то в большинстве случаев можно без особого труда доказать супругу (или себе), что все получилось в полном соответствии с законами наследования. В меньшинстве же случаев вышеупомянутая «решетка» может показать и прямо противоположные результаты – такие, при которых отцовство супруга резко попадет под сомнение. Именно попадет под сомнение, а не будет исключено – во-первых, потому что нужны гарантии того, что групповая принадлежность крови у супругов и малыша были определены без ошибок; во-вторых, поскольку существуют определенные биологические и лабораторные нюансы, не позволяющие строить надежную экспертизу генетического родства на групповой принадлежности крови членов семьи.


Малекулярно-генетическая экспертиза

И наконец – о молекулярно-генетической экспертизе отцовства. Сегодня этот метод можно признать наиболее надежным, а потому – и наиболее популярным. Несмотря на то, что обходится он клиентам отнюдь не дешево. Молекулярно-генетическую экспертизу биологического родства имеют право проводить только те учреждения и организации, которые прошли строгую процедуру лицензирования и аккредитации. Дело в том, что этот метод экспертной оценки родства базируется на достаточно высоких по уровню технологиях; интерпретация же получаемых в ходе исследования результатов требует от исполнителей высокоспецифичных знаний.

Молекулярно-генетическая экспертиза родства строится на знании непреложного факта – факта индивидуальности и уникальности генома каждого человека. Как нельзя дважды «вступить одну и ту же реку», так нельзя и найти двух людей с абсолютно идентичной структурой всех генов. Даже у однояйцовых человеческих близнецов и клонированных существ геномы различаются – правда, различия в данном случае настолько малы, что выявление их требует колоссальных затрат труда и, соответственно, финансов. Между близкими родственниками (братьями, например) различий больше, но много и совпадений. Что же касается геномов не состоящих в близком родстве мужчин и женщин, то обнаружить различия между ними для специалиста не представляет большой проблемы – так же, как специалисту по дактилоскопии нетрудно найти массу различий в отпечатках пальцев (т.н. папиллярных узорах) разных людей… Для того чтобы определить, какова степень генетического родства между обследуемыми людьми, специалисты используют ДНК клиентов, как правило, выделенную из их крови. Если по каким-то причинам кровь получить нельзя, используют волосы, эпителиальные клетки(то есть клетки кожи) и др. Результаты исследования обычно можно получить через 30-60 дней, но в исключительных случаях по договоренности с персоналом лаборатории анализ проводят быстрее.

Иногда необходимость в исследовании возникает еще до рождения ребенка. Это возможно – анализ производится уже при сроке беременности 2 месяца. Для этого берут кровь плода из пуповины, кусочек ворсины хориона или амниотическую жидкость (в ней всегда присутствуют эпителиальные клетки плода, слущивающиеся с поверхности его кожи).

Полученная ДНК подвергается тщательному изучению – у каждого из обследуемых людей хитроумными способами тестируется структура нескольких строго определенных участков генома (т.н. «высокополиморфных локусов»). Таких локусов может быть 5, 7, 9 или больше – если потребуется. Зависимость здесь прямая – чем больше исследуемых локусов ДНК, тем надежнее экспертиза. В результате проводимого лабораторного тестирования «вырисовывается» своего рода «молекулярно-генетический паспорт» каждого обследуемого человека. Анализируя сходство таких «паспортов» у ребенка и его предполагаемого отца, эксперт высчитывает вероятность «участия» в закладке генома малыша другого мужчины. И если в геноме ребенка слишком много отличий от генома предполагаемого отца, то отцовство можно исключить с вероятностью выше 99,999...%. Если же «молекулярно-генетический паспорт» малыша оказывается очень близким к аналогичному «паспорту» предполагаемого отца, то вероятность участия в зачатии данного ребенка другого мужчины может составлять тысячные доли процента. В таких случаях говорят о подтверждении отцовства с очень высокой степенью вероятности (те же 99,999...%). Конечно, всерьез одержимому ревностью мужчине такие цифры могут показаться недостаточно убедительными, но... Стопроцентной вероятности в природе попросту не существует – применительно к такой тонкой материи, как передача наследственной информации, по крайней мере.


Юридическое значение генетической экспертизы

Для юриспруденции достижения современной генетики имеют весьма существенное значение. По ражданским делам необходимость проведения генетической экспертизы возникает при рассмотрении дел об установлении/ оспаривании отцовства в судебном порядке. В подобных тяжбах можно выделить несколько важных моментов.

Прежде всего, следует различать отцовство фактическое и юридическое. С точки зрения закона, отец ребенка – это мужчина, записанный в качестве такового органом ЗАГСа (даже если он при этом не является биологическим отцом ребенка).

Статья 48 (пункт 2) Семейного кодекса РФ установила презумпцию, согласно которой, если ребенок родился у лиц, состоящих в зарегистрированном браке, либо в течение трехсот дней с момента расторжения брака или смерти супруга, то отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери. При этом отец сохраняет за собой право оспорить отцовство в суде.

Однако в последние годы проживание семей в так называемом «гражданском браке» стало нормой для нашего общества. Вместе с этим резко возросло количество споров, связанных с установлением происхождения детей. Ведь если родители ребенка не зарегистрировали свой брак, то орган ЗАГСа вносит запись об отцовстве только при наличии согласия отца, в противном случае мать может предъявить иск в суд. В исковом заявлении об установлении отцовства обычно присутствует и требование о назначении алиментов на содержание ребенка.

Согласно статье 49 Семейного кодекса РФ, суд при рассмотрении данной категории дел принимает любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Раньше таковыми прежде всего оказывались доказательства, подтверждающие наличие семейных отношений и ведения совместной жизни. Однако сегодня, с учетом достижений современной генетики, наиболее весомым доказательством является заключение судебно-генетической экспертизы, которая определяет отцовство с почти стопроцентной точностью. Подавляющее большинство судебных тяжб заканчиваются проведением подобной экспертизы. Впрочем, нельзя не сказать и о более сложных ситуациях, когда по тем или иным причинам спор решается без проведения экспертизы. Классическим примером может служить дело П., рассмотренное в одном из судов г. Владимира. Отец ребенка расстался с матерью, как только узнал о ее беременности. Суд сразу после принятия иска назначил экспертизу. Следует знать, что судья вправе распределить издержки между истцом и ответчиком в зависимости от их дохода, то есть учитывая материальное положение обеих сторон. В этом споре оплата экспертизы была возложена на предполагаемого отца, т. к. его доход во много раз превышал зарплату матери. Однако в течение года ответчик, несмотря на вызовы в медицинское бюро, так и не явился на экспертизу, мотивируя отказ отсутствием денег. Тогда суд повторно назначил экспертизу, распределив расходы на ее проведение поровну между сторонами, но и после этого отец ребенка на экспертизу не явился.

В подобных случаях суд может признать, что ответчик сознательно уклоняется от проведения экспертизы, и вправе установить неблагоприятный для него факт. В деле П. так и произошло: судья счел, что противоположная сторона намеренно затягивает процесс, и признал факт отцовства, несмотря на то, что экспертиза так и не была проведена. Аналогичным образом используются генетические экспертизы при рассмотрении дел об оспаривании отцовства мужчинами, которые записаны в качестве таковых органами ЗАГСа, в данном случае мужчина выступает истцом, а мать ребенка – ответчицей.

В целом можно отметить, что генетическая экспертиза достаточно эффективно используется судебными структурами для установления истины при решении семейных споров.


Источник: www.9months.ru

Наверх

© 2008-2017 by Anchi • www.baby.davest.ru • Беременность • Роды • Развитие ребенка.